М. И. Стеблин-Каменский

ИСЛАНДСКОЕ ПЕРЕДВИЖЕНИЕ СОГЛАСНЫХ

Исландским передвижением согласных называется в настоящей статье то изменение смычных согласных в исландском языке, которое, подобно другим германским передвижениям согласных, захватило все смычные согласные. Хотя существование такого изменения с очевидностью следует из уже известных фактов, это вменение до сих пор не было предметом специального исследования. Между тем, исландское передвижение согласных важно вот почему:

1. Исландское передвижение согласных устанавливается сравнением современного языка, т. е. языка, доступного непосредственному наблюдению, с письменными памятниками древнего языка, а не сравнением памятников древнего языка с гипотетическими праязыковыми формами.

2. Какие другие изменения произошли в исландском языке, в основном известно. Поэтому можно установить, с какими из них исландское передвижение могло и с какими не могло быть связано.

3. В Исландии никогда не было никакого другого населения, кроме говорящего на исландском языке. Поэтому, объяснение исландского передвижения согласных влиянием языкового субстрата исключается.

Таким образом, для исследования того, как и почему произошло исландское передвижение согласных, условия более благоприятны, чем для исследования того, как и почему происходили прочие германские передвижения согласных.

Следующие вопросы будут рассмотрены в настоящей статье: Что представляют собой смычные согласные в современном исландском языке? Что представляли они собой в древнеисландском языке? Что произошло с ними на протяжении истории исландского языка? Как и почему это произошло? Какие отсюда можно сделать выводы в отношении передвижений согласных вообще?

Смычные согласные в современном исландском

В языке значительного большинства исландцев (весь юг и запад страны, включая ее столицу – Рейкьявик) система смычных фонем состоит из придыхательных |р, t, k, k'|, непридыхательных кратких |b, d, g, g'| и непридыхательных долгих |b:, d:, g:, g':|, причем в каждом ряду есть губно-губный, переднеязычный, непалатализованный заднеязычный и палатализованный заднеязычный (1). В фонетическом отношении все исландские смычные более или менее глухие, хотя они могут частично озванчиваться, особенно непридыхательные в звонком окружении (2).

Поскольку в положении различения исландские придыхательные – всегда сильные, а непридыхательные – всегда слабые может возникнуть вопрос, не является ли их различительным при знаком сила (или придыхание и сила вместе). Но на это следует ответить: 1) придыхание – более явственное свойство, чем сила; 2) придыхание – свойство, физиологически более отделимое от других свойств, чем сила (глухие придыхательные и в других языках – всегда сильные, но глухие сильные – не всегда придыхательные); 3) в положении неразличения в исландском языке всегда непридыхательный (где нет различения, не нужно и того, что различает, т. е. придыхания), но либо слабый, либо сильный (3). Сила, очевидно, могла бы быть различительным признаком, если бы ее не сопровождало придыхание (как в швейцарском немецком, где фонетически тоже все смычные – глухие).

Члены двух крайних рядов исландских смычных вообще никогда не противопоставляются (поскольку долгие непридыхательные встречаются только после кратких гласных, а придыхательные вообще не встречаются после гласных).

Члены второго и третьего ряда (т. е. краткие и долгие не придыхательные) противопоставляются только после гласного, причем долгому непридыхательному всегда предшествует краткий гласный, а краткому непридыхательному – обычно долгий гласный. Например: slapa |sla:ba| "висеть" и slabba |'slab:a| "болтать", gata |'ga:da| "улица" и gadda |'gad:a| "прикалы вать", vaka |'va:ga| "бдение" и vagga |'vag:a| "колыбель", skekja |'sge:g'a| "трясти" и skeggja |'sgeg'ia| род. мн. ч. от "борода".

Члены же первых двух рядов (придыхательные и непридыхательные) противопоставляются только в начале слова. Например: panna |'pan:a| "кастрюля" и banna |'ban:a| "запрещать", tala |ta:la| "речь" и dala |d'a:la| "впадина", kafa |'kaufa| "шарить" и gafa |'gauva| "дар", kja |k'au| "ласкать" и gja |g'au| "ущелье". В остальных положениях это противопоставление нейтрализуется. Именно в этих случаях значительно расхождение между произношением и написанием: в то время как в начале слова непридыхательные всегда обозначаются буквами b, d, g, в середине слова они в ряде случаев передаются буквами p, t, k (например: tapa |ta:ba| "терять", spara |'sba:ra| "экономить", hespa |'hesba| "моток пряжи", ulpa |'ulba| "куртка на меху"), а в некоторых случаях, еще иначе (например: afli |'abli| "сила", kappi |'kahb _| "герой", kalla |'kadla| "звать", sienna |'seidna| "позднее").

По данным фонетических описаний после долгого гласного (например, в tapa |'ta:ba|), после краткого гласного (например, в afli |'abli|, kalla |'kadla|, sienna |'seidna|), после начального s (например, в spara |'sba:ra|) и после сонорного согласного (например, в volgra |'volgra| "нагревать") неразличение реализуется в непридыхательном слабом; в других случаях после глухого согласного (например, в hespa |'hesba|, ulpa |'ulba|, kappi |'kahb_|) – то ли в непридыхательном сильном, то ли в непридыхательном слабом.

Хауген (4) утверждает, что после носового или плавного смычные "различаются" тем, как они "присоединяются к предшествующему звуку" (т. е. тем, что они оглушают его или нет). Но это, конечно, недоразумение. В парах henta |'heņda| "годиться" и henda |'henda| "хватать" и т.п. фонологично различие между глухим n и звонким n, которые в исландском являются разными фонемами (так же как глухие и звонкие m, l, r, ŋ, j), а не различи е между смычными, даже если в henta это непридыхательный сильный, а в henda – непридыхательный слабый. Конечно, когда-то в этих парах различались t и d, а не ņ и n, и отраженная в орфографии история затемняет сущность различия.

Хауген, видимо, неправ также, когда он утверждает, что в парах типа þ akka |'þahga| "благодарить" и þagga |'þag:a| "утихомиривать" смычные различаются тем, что они имеют или не имеют "преаспирацию", т. е. опять-таки тем, как они "присоединяются к предшествующему звуку". "Преаспирация" едва ли может быть частью смычного (хотя обычно ее считают частью смычного и транскрибируют соответствующие смычные как h-p, h-t, h-k, h-k'), поскольку она 1) связана артикуляционно не с этим смыч ным, а с предшествующим гласным (иногда она и определяется как глухое а, е и т. д., в зависимости от предшествующего гласного (5), 2) явно относится к предшествующему слогу (þah-ga, а не þa-hga) и 3) может следовать только за кратким гласным, но никогда не за долгим, между тем как в исландском языке краткий гласный, как известно, не может предшествовать простому согласному (6). То, что "преаспирация" является частью смычного, под сказывается опять-таки ее отраженной в орфографии историей, но и тут история только затемняет сущность дела.

В конце слова перед паузой смычный обычно с придыханием (7). Это как будто противоречит тому, что, как было сказано выше, неразличение придыхательных и непридыхательных реализуется всегда в непридыхательном. Но дело в том, что это придыхание исчезает, если за данным словом непосредственно следует другое. Оно, следовательно, не имеет фонологического значения. По сло вам Есперсена, во французском языке, где вообще нет придыха тельных смычных, в конце слова p, t, k имеют придыхание (8). В датском языке придыхание в конце слова перед паузой обычно не только после смычных, но и после щелевых l, v, ð и q, а также кратких гласных, между тем придыхательные и непридыхатель ные смычные различаются там, как в исландском, только в на чале слова (9).

Таковы смычные согласные на юге и западе Исландии (2/3 страны и 75% населения). Такое произношение смычных на зывается по-исландски linmæli, т. е. "мягкое произношение". На севере и востоке страны господствует harðmæli, т. е. "твердое произношение". Оно отличается от "мягкого произношения" только тем, что в нем после долгого гласного смычный – всегда придыхательный (например: tapa |'ta:pa|, gata |'ga:ta|, vaka |'va:ka|, skekja |sge:k'a|), а после сонорного согласного может быть как непридыхательный, так и придыхательный (например, henta |'henta|, но henda |'henda|).

На первый взгляд различие это как будто невелико. Но с фонологической точки зрения оно очень существенно. Если после сонорного согласного возможен как придыхательный смычный, так и непридыхательный, то значит в этом положении нет нейтра лизации. С другой стороны, если после долгого гласного смычный – придыхательный, то значит и в этом положении нет нейтрализации, поскольку в таком случае придыхательный (которому предшествует долгий гласный) противопоставляется непридыхательному (которому предшествует краткий гласный), т. е. качественное противопоставление смычных сопровождается количественным противопоставлением предшествующих им гласных. Например, slapa |'sla:pa| и slabba |'slab:a|. Правда, при этом придыхательный – краткий, а непридыхательный – долгий. Но это различие уже нефонологично, поскольку, как следует из только что сказанного, в "твердом произношении" невозможно противопоставление непридыхательных долгих непридыхательным кратким. Таким образом в "твердом произношении" остается только два ряда смычных: придыхательные и непридыхательные. Аудни Бёдварссон, ссылаясь на оставшиеся мне недоступными диалектографические работы Бьёдна Гвюдфиннссона, сообщает, что "мягкое произношение" в современной Исландии вытесняет "твердое произношение", причем в пограничной зоне, где представлены переходные случаи, губно-губной смычный несколько опережает переднеязычный, а тот в свою очередь опережает не палатализованный заднеязычный и еще больше палатализован ный заднеязычный (10). Считается, поэтому, что "твердое произношение" древнее "слабого произношения" (11). Верно ли это, будет видно ниже. Считается также, что "твердое произношение" (по скольку оно традиционно и ближе к орфографии) предпочтительнее "мягкого произношения", и исландские фонетисты рекомендуют следовать ему (12).

Смычные согласные в древнеисландском

Установить инвентарь смычных фонем в древнеисландском не представляет труда. Различались, очевидно, четыре ряда: |p, t, k; b, d, g; p:, t:, k:; b:, d:, g:| (13). Члены первых двух рядов про тивопоставлялись только в начале слова и после носовых ( t / d также после l, ak/g также после гласных и плавных), а члены первого и третьего, первого и четвертого, и т. д. – только после гласных.

Что касается самого содержания противопоставления p/b, t/d и k/g, то установить его труднее. Правда, авторы древнеисландских грамматик не сомневаются в том, что p, t, k были глухими, a b, d, g – звонкими (14). Но такое понимание данного противопоставления основывается только на несинхронных фактах, а именно на происхождении этих фонем из прагерманских p, t, k и b, d, g и их соответствиях в тех германских языках, в которых не было второго передвижения согласных. Поэтому, хотя вполне вероятно, что фонемы, из которых развились древнеисландские p, t, k и b, d, g в свое время противопоставлялись как глухие звонким, надо найти доказательство того, что это противопоставление в древне исландском еще сохранялось. И такое доказательство действи тельно есть.

Несомненно, что если p, t, k и b, d, g противопоставлялись как глухие звонким, то глухие обозначались буквами p, t, k, a звонкие – буквами b, d, g. Несомненно также, что при таком противопоставлении в положении неразличения должны были оказаться глухие, т. е. p, t, k. В самом деле, во всех случаях, где про тивопоставление p/b, t/d, k/g нейтрализовано (т. е. почти всюду в середине или конце слова), находим p, t, k, а не b, d, g. При этом, в положении неразличения находим не только исконные p, t, k, но и p, t, k, сменившие b, d, g в результате того, что эти b, d, g попали в положение неразличения (ср. написания Aspiannar вместо Asbiannar, Astís вместо Asdís, и т.п. (15)). Характерно также, что, когда в результате ассимиляции nt > tt, nk > kk, mp > pp в положении неразличения (после носовых) оказались b, d, g, то это неразличение было вскоре снова устранено (ср. древнеисландские blint от blindr "слепой", rankt от rangr "неправильный", и т. п.).

Что касается фонетической природы древнеисландских глухих смычных, то наиболее вероятно, что в предударном положении (т. е. в начале ударного слога), они уже в праскандинавском и даже в прагерманском были придыхательными, а в других положениях – непридыхательными или во всяком случае более слабо придыхательными (16). Однако это доказывается обычно несин хронными фактами, а именно тем, что таковы предударные p, t, k в современных германских языках. Отсутствие придыхания в финляндском шведском объясняется влиянием финского языка, в котором соответствующие смычные всегда непридыхательные. Отсутствие придыхания в голландских p, t, k обычно объясняется романским влиянием. В тех же языках, в которых было второе передвижение согласных, т. е. в датском и верхненемецком, сами факты второго передвижения согласных (различная трактовка p, t, k в предударном и других положениях) указывают на то, что эти смычные уже ко времени второго передвижения соглас ных были в предударном положении не такими, как в других по ложениях, т. е. очевидно придыхательными.

Фонетическое различие между прагерманскими глухими смычными в предударном и других положениях доказывается также трактовкой глухих смычных в древнейших германских заимство ваниях в финском языке. Эти факты, однако, допускают различ ное истолкование.

Есть, впрочем, и синхронные факты, указывающие на то, что p, t, k были придыхательными в предударном и непридыхатель ными в других положениях. Как показал К.Марштрандер (17), древненорвежские долгие p, t, k и b, d, g (точнее древнезападно скандинавские, поскольку речь идет о языке выходцев из Норвегии на "Западе", т. е. в том числе и в Исландии) передавались в исландском посредством тех же букв, но простые p, t, k за исключением начала слова (т. е. предударного положения) и не которых сочетаний согласных, передавались в исландском посред ством b, d, g. Например, Agonn < Hákon. С другой стороны, исландские p, t, k передавались в древненорвежском посредством p, t, k, но исландские b, d, g передавались в древненорвежском в середине слова посредством p, t, k. Например, Kiartan < Ceardán. Древненорвежские p, t, k, заключает Марштрандер, потому передавались в середине слова посредством b, d, g в исландском, что и норвежские p, t, k в середине слова, и исландские b, d, g были непридыхательными; напротив, древненорвежские p, t, k в середине слова, будучи непридыхательными, не могли ассоцииро ваться с исландскими p, t, k, которые по сегодняшний день и в середине слова сильно придыхательные.

Но если, таким образом, глухие смычные были в том положении, в котором они всего чаще противопоставлялись звонким, фонетически придыхательными, естественно предположить, что и звонкие смычные (как это имеет место во всех современных гер манских языках, в которых предударные глухие – придыхательные, т. е. в английском, норвежском, шведском, нижненемецком) были в соответствующем положении не чистыми звонкими, а звонкими с тенденцией к частичному оглушению или полузвонкими (18).

Никаких следов современного деления на области "слабого" и "сильного" произношения в древнеисландском нет.

Сущность исландского передвижения согласных

Из изложенных выше фактов можно сделать следующие выводы:

1. Основное фонологическое изменение, которое претерпели исландские смычные, заключалось очевидно в том, что единственным признаком, различающим члены двух рядов смыч ных (p и b, t и d и т. д.), стало придыхание, тогда как раньше таким признаком была звонкость. Иначе говоря, в смычных произошла фонологизация придыхания с одновременной дефонологизацией звонкости. Это фонологическое изменение сопровождалось в фонетическом плане только тем, что произошло более или менее полное оглушение непридыхательных смычных. Что же касается придыхательных смычных, то, поскольку они и раньше были придыхательными, они в сущности не претерпели никакого фонетического изменения.

2. Произошло устранение всего ряда долгих глухих смычных, поскольку эти смычные превратились в сочетания двух фонем: |р: > hb, t: > hd| и т. д.

Остальные изменения смычных, очевидно позднейшие, не были общеисландскими. Они сводятся к следующему:

3. На юге и западе Исландии сохранилось неразличение чле нов двух основных рядов смычных всюду в середине слова и было устранено их различение после носового, а в фонетическом плане в ряде положений (в частности, после долгого гласного) произошло "ослабление" глухого смычного: из глухого сильного он превратился в глухой слабый, оставаясь непридыхательным.

4. На севере и востоке Исландии, наоборот, сохранилось различение членов двух основных рядов смычных после носового, и было устранено их неразличение после долгого гласного, в других же положениях их неразличение было сохранено, а в фонетическом плане глухой смычный в положении после носового и после долгого гласного из глухого непридыхательного стал придыхательным, оставаясь сильным, т. е. произошло его "усиле ние", в других же положениях (где неразличение было сохранено) он стал глухим слабым, оставаясь непридыхательным, т. е. произошло его "ослабление". Произошло также устранение всего ряда долгих звонких.

Таким образом, "твердое произношение", вопреки принятому в Исландии взгляду, отошло от древнеисландского и в фонологическом, и в фонетическом плане во всяком случае не меньше "мягкого произношения", но скорее больше: из четырех древнеисландских рядов смычных фонем в нем сохранилось только два, тогда как в "мягком произношении" их сохранилось три.

Причины исландского передвижения согласных

Причинные связи яснее в более поздних и не общеисландских изменениях смычных.

Так, "ослабление" глухих смычных явно связано с фонологи зацией придыхания (и дефонологизацией звонкости). Прежде всего обращает на себя внимание то, что это "ослабление" происходит только в положении неразличения (а именно, после гласного, после начального s и b некоторых других положениях). Совершенно естественно, что пока члены основных рядов смычных различались отсутствием и наличием голоса, там, где они не различались, не нужно было и то, чем они различались, т. е. голос, и в положении неразличения оказывались глухие. Но также естественно, что, когда эти ряды стали различаться наличием и отсутствием придыхания, там, где они не различались, не нужно было придыхание, и в положении неразличения оказываются непридыхательные. "Ослабление" смычных – это, очевидно, и есть превращение фонологически глухих в фонологически непридыхательные. Правда, казалось бы (поскольку и раньше в положении не различения фонологически глухие были фонетически непридыхательными), что это фонологическое изменение могло не сопро­ вождаться никаким фонетическим изменением. Дело, однако, в том, что, фонологически глухие были фонетически сильными, тогда как фонологически непридыхательные – это фонетически слабые. Поэтому фонологическое превращение глухого в непридыхательный означало фонетическое превращение сильного в сла бый, т. е. его "ослабление". Таким образом, "ослабление" смычных в положении неразличения, это прямое следствие фонологи зации придыхания.

В связи с этим надо отметить, что в очень остроумном объяснении германских передвижений согласных, предложенном Е.Куриловичем (19), факты, по-видимому, поставлены прямо на голову. Е.Курилович несомненно прав, когда он говорит, что при передвижении согласных имеет место переход "беспризнакового" ряда в "признаковый" и наоборот. Однако следствие этого пере хода он принимает за его причину. Не фонологизация придыхания происходит потому, что в положении неразличения "беспризнако вый ряд", т. е. глухие, по совершенно непонятной причине отожествляются с "признаковым рядом", т. е. придыхательными, как полагает Е.Курилович, но как раз наоборот: глухие становятся придыхательными в положении неразличения потому, что про изошла фонологизация придыхания. Иначе говоря, не потому "признаковый" ряд становится "беспризнаковым" (или "беспри знаковый" – "признаковым"), что его применение расширилось (или сузилось), но как раз наоборот: применение этих рядов рас ширяется (или сужается) потому, что "признаковый" становится "беспризнаковым" (или "беспризнаковый" "признаковым").

Разумеется, "ослабление" глухих смычных в положении не различения только в том случае следует за фонологизацией придыхания, если неразличение сохраняется в данном положении. Исландское "мягкое" и "твердое" произношение являются примером двух возможных путей развития: в одном случае неразличение сохраняется в данном положении и происходит "ослабление" глухих смычных; в другом случае неразличение устраняется в данном положении и вместо "ослабления" происходит их "усиление", т. е. превращение в придыхательные. Таким образом, то, что с фонетической точки зрения представляется двумя противо положными тенденциями, с фонологической точки зрения находит единое объяснение. В результате фонологизации придыхания глухие в положении неразличения должны "ослабиться", но в поло жении различения, напротив, они должны "усилиться".

Развивая эти положения вероятно можно было бы объяснить судьбу смычных согласных, например, в датском языке: их даль нейшее "ослабление" в щелевые (b, ð, q) и "усиление" в полуаффрикаты (p, t, k с сильным придыханием, переходящим в щелевой). Однако, исландское передвижение согласных дальше не пошло, и поэтому здесь эти выводы делаться не будут.

Остается ответить на вопрос, почему же все-таки произошла фонологизация придыхания в исландском языке?

Основной предпосылкой фонологизации придыхания было, очевидно, то, что уже в праскандинавском и даже в прагерманском глухие смычные в предударном положении, т. е. в положении, в котором они всего чаще противопоставлялись звонким, были фонетически придыхательными. Поскольку звонким смычным противопоставлялись глухие, которые по своей фонетической природе были придыхательными, и поскольку физиологически отсутствие звонкости отделимо от придыхания, а отсутствие придыхания от звонкости, естественно, что такое отделение могло произойти.

Однако предпосылка есть все же только предпосылка, но не причина. Фонологизация придыхания могла не произойти, несмотря на наличие указанной выше предпосылки. Так, фонологизация придыхания не произошла в ряде других германских языков, несмотря на то, что, по-видимому, и там была эта предпосылка. И в дальнейшем эта предпосылка могла быть устранена. Действительно, во всех германских языках, в которых не было фонологизации придыхания и в которых следовательно сохранилось противопоставление смычных по звонкости (т. е. в английском, норвежском, шведском, нижненемецком, голландском), устранена нейтрализация этого противопоставления в середине и конце слова (или только в его середине) и притом уже давно, и следовательно в этих языках глухой и звонкий смычные противо поставляются далеко не только в предударном положении, т. е. далеко не только в том положении, когда глухой смычный в то же время фонетически придыхательный. Поэтому можно сказать, что ни в одном из этих языков уже давно нет основной предпосылки для фонологизации придыхания, т. е. для передвижения согласных.

В поисках того, что могло бы, при наличии этой предпосылки, способствовать фонологизации придыхания, естественно обратиться прежде всего к другим скандинавским языкам и диалектам, в которых также как в исландском, произошла в свое время фонологизация придыхания.

В скандинавской языковой области фонологизация придыхания довольно распространенное явление. Правда, поскольку фонологизация придыхания сама по себе, как правило, не находит никакого отражения в письме (буквы p, t, k могут, разумеется, обозначать как глухие, так и придыхательные фонемы, а буквы b, d, g – как звонкие, так и непридыхательные фонемы), в скандинавистской литературе принято говорить не о распространении фонологизации придыхания, а только о распространении его след ствия – "ослабления" поствокальных глухих смычных (или даже их "озвончения", поскольку превращение глухих сильных в глу хие слабые, отражаемое в письме как переход p, t, k в b, d, g, принимается обычно за их "озвончение"). Но хотя такое "ослабление" поствокальных глухих смычных несомненно происходило только там, где произошла и фонологизация придыхания (как в исландском "мягком произношении"), пример исландского "твердого произношения", которое, конечно, тоже подразумевает фонологизацию придыхания, показывает, что не всюду, где произошла фонологизация придыхания произошло и "ослабление" поство кальных глухих смычных. Непосредственным фонетическим от ражением фонологизации придыхания является очевидно только оглушение звонких смычных. Однако установить наличие такого оглушения по письменным памятникам невозможно.

"Ослабление" поствокальных глухих смычных произошло в датском языке, повидимому еще в XII веке, с последующей их спирантизацией (или дальнейшим "ослаблением") в XIII веке (20). На юго-западе Норвегии (фюльки Ругаланн, Вест-Агдер и Эуст- Агдер) оно произошло, повидимому, не раньше XIV века (21), в Исландии же вероятно еще значительно позднее (22). Оно произошло также кое-где в Трённелаге (вокруг Тронхеймсфьорда) и Хельгеланде, на юге Швеции (провинции Сконе, запад Блекинге Халлэнд и Бохуслен), на Оркнейских, Шетландских и Фарерских островах (острова Сюдерё и Сандё) и спорадически в шведских диалектах Эстонии (23). Следы его есть и в северно-фризском (24). Во всех этих областях b, d, g, по-видимому, подверглись большему или меньшему оглушению (25).

Огромная территория, на которой, как можно заключить из этих данных, произошла когда-то фонологизация придыхания (с последующим "ослаблением" поствокальных глухих смычных) даже географически не образует связного целого (особенно характерны "островки" в центральной и северной Норвегии и в Эстонии) и никогда не образовывала никакого политического, экономического или культурного целого. Если учесть при этом, что в разных областях этой территории фонологизация приды хания происходила, судя по тому, как датируется "ослабление" поствокальных глухих смычных, в разные эпохи, то естественно сделать вывод, что фонологизация придыхания в разных скандинавских языках и диалектах (точно также как и в разных германских языкам, т. е. прежде всего в датском и верхненемецком), – это результат параллельного развития из тех же исходных позиций, а не распространения из одного центра. В истории исландского и норвежского языков есть несколько совершенно бесспорных случаев такого развития, например, переходы ll > dl, nn > dn, rn > dn в исландском и в западно-норвежских диалектах в XV-XVI веках, т. е. в эпоху, когда связи между Исландией и Норвегией были уже прерваны (26). Наконец, проникновение фонологизации придыхания в Исландию, извне т. е. очевидно скорее всего из Дании (колонией которой Исландия была с конца XIV ве ка), представляется невероятным еще и потому, что даже в эпоху наибольшего датского засилья (в XVII-XVIII веках) влияние дат ского языка едва ли могло выйти за рамки письменного языка и сказаться в чем-либо, кроме некоторого количества лексических и синтаксических заимствований, поскольку и в эту эпоху в Исландии не было никакого датского населения, помимо количественно ничтожной датской чиновничьей верхушки.

Поиски чисто фонетического объяснения фонологизации придыхания в исландском тоже не дают положительных результатов. Правда, в скандинавистской литературе до сих пор было принято давать такие объяснения не самой фонологизации придыхания, а только ее следствию – "ослаблению" поствокальных глухих смычных. Так, датское "ослабление" смычных ставится в связь со сдвигом ударения, обусловленным редукцией безударных гласных (27). Но это объяснение легко опровергается тем, что в Исландии, и в частности на ее юге, где произошло "ослабление" поствокальных глухих смычных, никакой редукции безударных гласных и никакого сдвига ударения никогда не было. "Ослабление" смычных в датском языке было конечно лишь следствием фонологизации придыхания.

Вполне возможно, что в исландском языке фонологизация придыхания обусловила и другие явления. Так, она вероятно способ ствовала устранению всего ряда долгих глухих смычных. Дело в том, что в результате фонологизации придыхания эти долгие должны были стать придыхательными, между тем сочетание долготы и придыхания едва ли могло дать четкий различительный признак, отличный от одного придыхания, поскольку придыхательный смычный фонетически всегда более долгий, чем непридыхательный. Таким образом, фонологизация придыхания может быть поставлена в связь с количественным сдвигом согласных в исландском, а следовательно и с количественным сдвигом гласных, который произошел в XVI веке (28) и был наиболее крупным изменением в истории исландского языка.

Но если последствия фонологизации придыхания в смычных согласных далеко выходят за рамки самой системы смычных согласных, вполне вероятно, что и факторы, обусловившие фонологизацию придыхания, могут быть обнаружены вне этой системы.

В исландском языке система смычных согласных несомненно являлась частью более крупной системы, которую образовывали смычные вместе с гоморганными щелевыми. Тесная связь смычных с гоморганными щелевыми видна из следующего.

В праскандинавском языке (представленном надписями старш ими рунами) звонкие фонемы b, d, g имели как смычные, так и соответствующие щелевые варианты. Эти b, d, g (нейтральные в отношении смычности) противопоставлялись глухим смычным p, t, k и глухим щелевым f, þ, x. Таким образом звонкость была различительным признаком как в противопоставлениях p/b, t/d, k/g, так и в противопоставлениях f/b, þ/d, x/g, но смычность была различительным признаком только в противопоставлениях f/p, þ/t, x/k.

С течением времени звонкие b, d, g расщепились на смычные и щелевые фонемы, причем звонкие щелевые слились с соответствующими глухими щелевыми. В результате этого слияния звонкость в щелевых подверглась дефонологизации. Фонетически это выразилось в том, что глухие щелевые озвончились всюду, где этому не препятствовало окружение (29). Таким образом, общая тенденция развития системы смычных и гоморганных щелевых была следующей:

праскандинавский

древнеисландский

новоисландский

глухие смычные

глухие смычные

придыхательные смычные

звонкие

звонкие смычные

непридыхательные смычные

глухие щелевые

щелевые

щелевые

Курсивом выделены в этой таблице ряды, нейтральные в отношении глухости и звонкости. Таблица эта ясно показывает, что общая тенденция развития всей системы была в направлении дефонологизации звонкости.

В действительности имели место, конечно, некоторые отклонения от этой общей тенденции (поскольку в действительности система никогда не бывает абсолютно завершенной), в связи с изменениями в месте артикуляции и взаимодействиями с другими согласными.

Наиболее значительно это отклонение было в губных. Щелевой вариант b слившись с глухим щелевым f и во взаимодействии с сонантом w дал две фонемы – f и v, которые, впрочем, различаются только в начале слова (30). Характерно, что в древне исландском буквы f и v употреблялись безразлично для обозначения соответствующего щелевого всюду кроме начала слова и что буква p в некоторых случаях до сих пор может означать со ответствующий щелевой (skips "корабля", keypti "купил" и т. п.).

В переднеязычных общая тенденция развития системы осуществилась всего полнее. Уже в древнеисландском переднеязычный щелевой (нейтральный в отношении звонкости) противопостав ляется глухим смычным и звонким смычным. Его тесная связь со смычными сказывается также в том, что до XIX века он обычно обозначался в середине слова буквой d и что переднеязычный глухой смычный, "ослабляясь" в безударном положении, превра­щался не в соответствующий смычный, а в соответствующий ще левой (at > аð "в", þat > það "это", и т. д.).

Что касается заднеязычного щелевого, то его развитие замед лилось в связи с тем, что древний заднеязычный глухой щелевой еще в дописьменное время стал фарингальным и исчез всюду кроме начала слова. Поэтому в древнеисландском заднеязычный щелевой (нейтральный в отношении звонкости) продолжал оставаться вариантом фонемы g и обозначался соответствующей буквой. Таким образом, уже в древнеисландском для фонемы g звонкость не всегда была различительным признаком. В современном исландском заднеязычный щелевой (нейтральный в отношении звонкости), по-видимому, самостоятельная фонема. Однако, само стоятельное существование этой фонемы зависит от очень неболь шого количества слов, в которых она является начальной (hvar |xa:r| "где", hver |xe:r| "горячий источник", и т. п.), а надо ска зать, что в произношении многих исландцев (север и запад страны, включая Рейкьявик) в этих словах начальным является сочетание |kv| а не |x| (31). Характерно, что заднеязычный глухой смычный, "ослабляясь" в безударном положении, превращался не в соответствующий смычный, а в соответствующий щелевой (mik > mig |m_:x| "меня", ek > ég |je:x| "я" и т. д.). Характерно также, что до сих пор заднеязычный щелевой в большинстве случаев обозначается буквой g, т. е. той же буквой, что и соответствующий непридыхательный смычный.

Отсюда понятно, что, поскольку в исландском языке смычные и гоморганные щелевые – это одна тесно связанная система, развитие щелевых в направлении дефонологизации звонкости распространилось на всю эту систему, и таким образом смычные, вслед за щелевыми тоже развились в направлении дефонологизации звонкости (и тем самым в направлении фонологизации придыхания), реализуя ту предпосылку для фонологизации придыхания, каковой являлось наличие придыхания в смычных в основных положениях противопоставления.

Не следует думать, конечно, что дефонологизации звонкости в исландских смычных не могли способствовать еще и другие факторы, здесь не раскрытые.

Не следует думать также, что дефонологизация звонкости была общей тенденцией развития всей системы исландских фонем. Она была общей тенденцией развития только определенной частной системы исландских фонем. В системе исландских носовых, также как и в системе исландских плавных, действовала об ратная тенденция: все исландские носовые и плавные расщепились на глухие и звонкие фонемы.

Исландское передвижение согласных и другие передвижения согласных

Факты исландского передвижения согласных не дают, конечно, универсального ключа к германским передвижениям согласных вообще. Все же эти факты позволяют сделать некоторые общие выводы, а именно:

1. Передвижение согласных может происходить и там, где не только влияние языкового субстрата, но и вообще иноязычное влияние, исключаются.

2. Передвижение согласных не может быть объяснено чисто фонетическими тенденциями. Не только в разные периоды истории одного и того же языка такие тенденции могут быть прямо противоположны, что общеизвестно, но и в одно и то же время в одном и том же языке могут действовать прямо противоположные фонетические тенденции, как, например, "ослабление" и "усиление" глухих смычных в "твердом произношении" в Исландии.

3. Самым существенным моментом всякого передвижения согласных является изменение в различительных признаках, относящихся к действию голосовых связок (caractères distinctifs de nature glottale), поскольку именно такое изменение может быть тождественным для всех мест артикуляции (32). Такое изменение обычно представляет собой в то же время превращение "беспризнакового" ряда в "признаковый" и наоборот (33).

4. Различные передвижения согласных могут иметь общие причины в той мере, в какой общим для них может быть механизм взаимодействия фонетических и фонологических факторов, различных в разных языках и в разные периоды их истории. Так, в разных фонетических условиях могут возник нуть разные позиционные варианты смычных одного ряда. Если в наиболее частом положении противопоставления данный ряд представлен вариантами, характеризуемыми фонетической особенностью (например, придыханием), могущей стать различитель ным признаком целого ряда, то эта фонетическая особенность мо жет фонологизоваться с одновременной дефонологизацией старого различительного признака, причем этому будет способствовать наличие аналогичной тенденции в той системе согласных, в состав которой входит система смычных. Таким образом осуществится основная фаза передвижения согласных. В результате того, что различительный признак, по которому противопоставлялись ряды смычных, изменился, в положении неразличения, если неразличение сохранится, смычный, характеризуемый отсутствием старого различительного признака, начнет превращаться в смычный, характеризуемый отсутствием нового различительного признака. В дальнейшем это может привести к изменению способа артикуляции согласного в этом положении.

5. Если считать, что предударное положение вообще благоприятно для возникновения придыхания в глухом смычном, то тогда и само возникновение придыхания в германских глухих смычных объясняется в конечном счете тем, что в прагерманском глухие смычные противопоставлялись звонким в основном в преду дарном положении (поскольку германские соответствия индоевропейских *bh, *dh, *gh стали смычными, по-видимому, только в начале и после носовых, т. е. там, где была эксплозия, но не было имплозии).

6. Если же считать, что в германских языках возникновение придыхания в глухих смычных было первой фазой так называемого второго передвижения согласных, его так сказать еще чисто "фонетической" фазой, то тогда, поскольку всего вероятней, что эта фаза была общегерманской, надо признать, что второе пере движение согласных – это явление не только специфически германское, но и общегерманское, в противоположность так называемому первому германскому передвижению согласных, которое было в сущности не германским, а догерманским.

ПРИМЕЧАНИЯ

1. Сходные определения исландских смычных даются в единственных двух фонологических работах, рассматривающих исландские смычные: K. Malone. The phonemes of modern Icelandic. Studies in honor of A. M. Sturtevant. Lawrence, 1952, стр. 5-21; E. Haugen. On the consonant pattern of modern Icelandic. Acta Hnguistica. U, fasc. 2, 1941, стр. 98-107. Ср. также Е. Dieth. Vademekum der Phonetik. Bern, 1950, стр. 362-363.

2. Фонетическое описание исландских смычных есть в следующих работах : Arni Böðvarsson. Hljóðfræði, Reykjavík, 1953; Stefán Einarsson. Icelandic. Baltimore, 1945; B. Kress. Die Laute des modernen Islandischen. Leipzig, 1937; Sveinbjörn Sveinbjörnsson. Icelandic phonetics. Acta jutlandica. V, Supplementum. Aarhus. 1933; Jón Ofeigsson. Træk af moderne islandsk Lydlære (см. S. Blöndal. Íslenzk-dönsk orðavók. Reykjavík, 1920-1924, стр. XIV-XXVII). Более ранние описания здесь опущены. Подробное эксперименталь ное исследование исландских смычных есть в работе: Stefán Einarsson. Beiträge zur Phonetik der isländischen Sprache. Oslo, 1927.

3. Ср. также A. Martinet. La phonologic du mot en danois. Bulletin de la société de linguistique de Paris. T. 38, fasc. 2, стр. 195-196, где несколько иначе доказывается, что придыхание — различительный признак в датских смычных.

4. Цит. соч., стр. 103.

5. Sveinbjörn Sveinbjörnsson. Цит. соч., passim.

6. См. замечание Трубецкого по этому поводу (N. S. Trubetzkoy. Grundzüge der Phonologie. Prague, 1939, стр. 140).

7. Arni Böðvarsson. Цит. соч., стр. 65; Stefán Einarsson. Icelandic, стр. 24.

8. О.Jespersen. Lehrbuch der Phonetik. Leipzig, 1938, стр. 106.

9. A. Martinet. Цит. соч., стр. 193.

10. Arni Böðvarsson. Цит. соч., стр. 60-61.

11. Там же, стр. 61.

12. См., например, Stefán Einarsson. Icelandic, стр. VIII и 24. "Твердое произношение" рекомендуется также в гектографированных "Правилах исландского произношения", выработанных исландскими фонетистами и применяемых в школах, университете, театре и т. д. (из письма Аудни Бёдварссона, который был настолько любезен, что снабдил меня информацией по различным вопросам исландской фонетики).

13. Вопрос о том, были ли палатализованные заднеязычные фонемами уже в древнеисландском, оставляется открытым. Он требует специального исследования.

14. См., например, W. Krause. Abriss der Altwestnordischen Grammatik. Halle, 1948, стр. 51; A. Noreen, Altislandische und altnorwegische Grammatik. Halle, 1923, стр. 160.

15. A. Noreen. Цит. соч., стр. 182.

16. См. Н. Lindroth. Några anmärkningar om tenues i urgermanskan, Festskrift til Hj. Falk. Oslo, 1927, стр. 227-244, где подробно приводятся все доказательства этого. Обзор литературы по этому вопросу см. W. Streitberg, V.Michels und M. N. Jellinek. Die Erforschung der indogermanischen Sprachen. Bd. 2, Germanisch. Berlin, 1936, стр. 260-281; H. Abrahams. Les ten dances évolutiyes des occlusives germaniques. Aarhus, 1949, стр. 44-58.

17. K. J. S. Marstrander. Okklusiver og substrater, Norsk tidsskrift for sprogvidenskap. V, 1932, стр. 258-314.

18. См. O. Jespersen. Цит. соч., стр. 108; ср. также A. Martinet. Économie des changements phonétiques. Berne, 1955, стр. 182.

19. J. Kurylowicz. Le sens des mutations consonantiques. Lingua, I, 1, 1947, стр. 77-85.

20. P. Skautrup. Det danske sprogs historie. I, Kbh. 1944, стр. 229.

21. D. A. Seip. Norsk språkhistorie til omkring 1370. Oslo, 1955, стр. 297 и 337; M. Hægstad. Vestnorske malføre fyre 1350. II, 1, Kristiania, 1915, стр. 57-58 и 116; II, 2, 2, Kristiania, 1919, стр. 117.

22. Традиционная исландская орфография никак не отражает "ослабления" глухих смычных. Следы его встречаются только в неграмотном написании, не раньше XIX века. Однако М. Хегстэд приводит случаи "ослабления" глухих смычных в исландском от второй половины XV в. (М. Hægstad. Цит. соч., II, 2, 3, Oslo, 1942, стр. 110.)

23. J. Brøndum-Nielsen. Dialekter og dialektforskning. Kbh., 1927, стр. 76-77.

24. S. W. Selmer. Die nordfriesische Tenuiserweichung, Festschrift Siebs, 1933.

25. См. A. B. Larsen. Om bløte og haarde konsonanter i norsk, sproglige og historiske avhandlinger viede S.Bugges minde. 1908; E. W. Selmer. Om stavangermålets harde og hløte klusiler. Kristiania, 1924.

26. Cp. Q. Indrebø. Norsk målsoga. Bergen, 1951, стр. 267-268.

27. P. Skautrup. Цит. соч., стр. 288; D. A. Seip. Om overgangen p, t, k > b, d, g i dansk og Verners lov, Studier i norsk språkhistorie. Oslo, 1934, стр. 186-191; A. B. Larsen. Цит. соч.

28. См. В. K. Þorolfsson. Kvantitetsomvæltningen i islandsk, Arkiv för nordisk filologi, 1929, стр. 35-81. В письме, полученном мной после написания этой статьи, Аудни Бёдвэрссон высказывает предположение, что "ослабление" глухих смычных было связано с количественным сдвигом гласных, поскольку перед |b, d, g| все гласные оказываются фонетически более долгими чем перед |p, t, k| (хотя фонологически они долгие в обоих случаях).

29. См. A. Noreen. Цит. соч., стр. 161, 179.

30. См. М. И. Стеблин-Каменский. Древнеисландский язык. М., 1955, стр. 20 и 45.

31. Stefán Einarsson. On some points of Icelandic dialectal pronunciation, Acta philologica scandinavica. III, 1928.

32. J. Fourquet. Les mutations consonantiiques du germanique. Pans, 1948. стр. 116.

33. J. Kurylowicz. Цит. соч., стр. 79-80.

* * *

Исходные данные: Скандинавский сборник II. – Таллин: Эстонское государственное издательство, 1957.

ДРУГИЕ СТАТЬИ



Стенды для детского сада изготовление. Детские праздники выставочные стенды. | Изготовление табличек номеров домов качественно. Таблички с номером дома и названием улицы.
Hosted by uCoz